Великая Отечественная война

1941 - 1945

 На главную
КРУПНЕЙШИЕ БИТВЫ
 Битва за Москву
 Блокада Ленинграда
 Битва за Сталинград
 Курская битва
А Также:
 Песни военных лет

.


Курская битва

Ставка Верховного Главного командования (ВГК) с марта 1943 г. работала над планом стратегического наступления , задача которого состояла в том, чтобы разгромить основные силы группы армий "Юг" и "Центр", сокрушить вражескую оборону на фронте от Смоленска до Чёрного моря. Предполагалось, что советские войска первыми перейдут в наступление. Однако в середине апреля на основании данных о том, что командование вермахта планирует провести наступление под Курском, было принято решение обескровить немецкие войска мощной обороной, а затем перейти в контрнаступление. Владея стратегической инициативой, советская сторона преднамеренно начинала боевые действия не наступлением, а обороной. Развитие событий показало, что этот замысел был правильным.

Немецко-фашистское командование решило провести летом 1943 г. крупную наступательную операцию и вновь захватить в свои руки стратегическую инициативу. Замысел операции состоял в том, чтобы мощными встречными ударами из районов Орла и Белгорода на Курск окружить и уничтожить советские войска в Курском выступе. В дальнейшем противник намеревался разгромить советские войска в Донбассе. Для Осуществления операции под Курском, получившей название "Цитадель", противником были сосредоточены огромные силы и назначены наиболее опытные военачальники: 50 дивизий, в том числе. 16 танковых, группы армий "Центр" (командующий генерал-фельдмаршал Г. Клюге) и Группы армий "Юг" (командующий генерал-фельдмаршал Э. Манштейн). Всего в составе ударных группировок противника находилось свыше 900 тыс. человек, около 10 тыс. орудий и миномётов, до 2700 танков и штурмовых орудий и более 2000 самолётов. Важное место в замысле противника отводилось применению новой боевой техники - танков "Тигр" и "Пантера", а также новых самолётов (истребителей "Фокке-Вульф-190А" и штурмовиков "Хеншель-129").

Начавшемуся 5 июля 1943 г. наступлению немецко-фашистских войск против северного и южного фасов Курского выступа советское командование противопоставило прочную активную оборону. Противник, наносивший удар на Курск с севера, был остановлен через четыре дня. Ему удалось вклиниться в оборону советских войск на 10 - 12 км. Группировка, наступавшая на Курск с юга, продвинулась на 35 км, но цели не достигла.

12 июля советские войска, измотав противника, перешли в контрнаступление. В этот день в районе железнодорожной станции Прохоровка произошло крупнейшее встречное танковое сражение второй мировой войны (до 1200 танков и самоходных орудий с обеих сторон). Развивая наступление, советские сухопутные войска, поддержанные с воздуха ударами сил 2-й и 17-й воздушных армий, а так же авиацией дальнего действия, к 23 августа отбросили противника на запад на 140 - 150 км, освободили Орёл, Белгород и Харьков.

Вермахт потерял в Курской битве 30 отборных дивизий, в том числе 7 танковых, свыше 500 тыс. солдат и офицеров, 1,5 тыс. танков, более 3,7 тыс. самолётов, 3 тыс. орудий. Соотношение сил на фронте резко изменилось в пользу Красной Армии, что обеспечило ей благоприятные условия для развёртывания общего стратегического наступления.

  1. Оборонительные действия (5 - 12 июля 1943 г.).

Раскрыв наступательный замысел немецко-фашистского командования, Ставка ВГК решила преднамеренной обороной измотать и обескровить ударные группировки врага, а затем решительным контрнаступлением завершить их полный разгром. Оборона Курского выступа возлагалась на войска Центрального и Воронежского фронтов. Оба фронта насчитывали более 1,3 млн. человек, до 20 тыс. орудий и миномётов, более 3300 танков и САУ, 2650 самолётов. Войска Центрального фронта (48, 13, 70, 65, 60-я общевойсковые армии, 2-я танковая армия, 16-я воздушная армия, 9-й и 19-й отдельный танковые корпуса) под командованием генерала К. К. Рокоссовского должны были отразить наступление противника со стороны Орла. Перед Воронежским фронтом(38, 40, 6 и 7-я гвардейские, 69-я армии, 1-я танковая армия, 2-я воздушная армия, 35-й гвардейский стрелковый корпус, 5-й и 2-й гвардейские танковые корпуса), которым командовал генерал Н. Ф. Ватутин ставилась задача отразить наступление противника со стороны Белгорода. В тылу Курского выступа был развёрнут Степной ВО ( с 9 июля - Степной фронт: 4-я и 5-я гвардейские, 27, 47, 53-я армии, 5-я гвардейская танковая армия, 5-я воздушная армия, 1 стрелковый, 3 танковых, 3 моторизованных, 3 кавалерийских корпуса), являвшийся стратегическим резервом Ставки ВГК.

Войска противника: на орловско-курском направлении - 9-я и 2-я армии группы армий "Центр" (50 дивизий, в том числе 16 танковых о моторизованных; командующий - генерал-фельдмаршал Г. Клюге), на белгородско-курском направлении - 4-я танковая армия и оперативная группа "Кемпф" группы армий "Юг" (командующий - генерал-фельдмаршал Э. Манштейн).

Командующий центральным фронтом наиболее вероятным направлением действий главных сил противника считал Поныри, Курск, а вспомогательными - Малоархангельск и Гнилец. Поэтому он решил сосредоточить основные силы фронта на правом крыле. Решительное массирование сил и средств на направлении ожидаемого удара противника позволило создать в полосе 13-й армии (32 км) высокие плотности - 94 орудия и миномёта, из них более 30 орудий противотанковой артиллерии, и около 9 танков на 1 км фронта.

Командующий Воронежским фронтом определил, что наступление противника может быть в направлениях Белгород, Обоянь; Белгород, Короча; Волчанск, Новый Оскол. Поэтому основные силы было решено сосредоточить в центре и на левом крыле фронта. В отличие от Центрального фронта армии первого эшелона получили широкие полосы обороны. Однако и здесь, в полосе 6-й и 7-й гвардейских армий, плотность противотанковой артиллерии составила 15,6 орудия на 1 км фронта, а с учётом средств, расположенных во втором эшелоне фронта, - до 30 орудий на 1 км фронта.

На основании данных нашей разведки и показаний пленных было установлено, что наступление врага начнётся 5 июля. Рано утром в этот день на Воронежском и центральном фронтах была проведена спланированная во фронтах и армиях артиллерийская контрподготовка. В результате её удалось на 1,5 - 2 часа задержать наступление противника и несколько ослабить его первоначальный удар.

Утром 5 июля орловская группировка противника под прикрытием огня артиллерии и при поддержке авиации перешла в наступление, нанося главный удар на Ольховатку, а вспомогательные - на Малоархангельск и Фатеж. Наши войска встретили врага исключительной стойкостью. Немецко-фашистские войска несли большие потери. Лишь после пятой атаки им удалось ворваться на передний край обороны 29-го стрелкового корпуса на ольховатском направлении.

Во второй половине дня командующий 13-й армией генерал Н. П. Пухов на главную полосу выдвинул несколько танковых и самоходно-артиллерийских частей и подвижные отряды заграждения, а командующий фронтом - в район Ольховатки гаубичную и миномётную бригады. Решительными контратаками танков во взаимодействии со стрелковыми частями и артиллерией продвижение врага было приостановлено. В этот день ожесточённые бои развернулись и в воздухе. 16-я воздушная армия поддержала боевые действия оборонявшихся войск центрального фронта. К концу дня ценой огромных потерь противнику удалось продвинуться на ольховатском направлении на 6 - 8 км. На других направлениях его атаки успеха не имели.

Определив направление основных усилий противника, командующий фронтом решил утром 6 июля нанести контрудар из района Ольховатки на Гнилушу с целью восстановить положение 13-й армии. Для контрудара привлекались 17-й гвардейский стрелковый корпус 13-й армии, 2-я танковая армия генерала А. Г. Родина и 19-й танковый корпус. В результате контрудара противник был остановлен перед второй полосой обороны и, понеся большие потери, не смог в последующие дни продолжать наступление на всех трёх направлениях. После нанесения контрудара 2-я танковая армия и 19-й танковый корпус перешли к обороне за второй полосой, что упрочнило положение войск Центрального фронта.

В этот же день противник вёл наступление в направлении на Обоянь и на Корочу; главные удары приняли 6-я и 7-я гвардейские, 69-я армия и 1-я танковая армия.

Не добившись успеха на ольховатском направлении, враг утром 7 июля предпринял наступление на Поныри, где оборонялась 307-я стрелковая дивизия. В течение дня она отразила восемь атак. Когда части противника ворвались на северо-западную окраину станции Поныри, командир дивизии генерал М. А. Еншин сосредоточил по ним огонь артиллерии и миномётов, затем силами второго эшелона и приданной танковой бригады предпринял контратаку и восстановил положение. 8 и 9 июля противник продолжал атаки на Ольховатку и Поныри, а 10 июля - и против войск правого фланга 70-й армии, но все его попытки прорваться через вторую полосу обороны были сорваны.

Исчерпав свои резервы, враг вынужден был отказаться от наступления и 11 июля перешёл к обороне.

Против войск Воронежского фронта противник начал общее наступление также утром 5 июля, нанося главный удар силами 4-й танковой армии на Обоянь, а вспомогательной оперативной группой "Кемпф" - на Короча. Особенно ожесточённый характер бои приняли на обоянском направлении. Командующий 6-й гвардейской армией генерал И. М. Чистяков в первой половине дня выдвинул на первую полосу обороны часть средств истребительно-противотанковой артиллерийской бригады, два танковых и один самоходно-артиллерийский полки и танковую бригаду. К исходу дня войска этой армии нанесли врагу большие потери и приостановили его атаки. Главная полоса нашей обороны была прорвана только на отдельных участках. На корочанском направлении противник сумел южнее Белгорода форсировать Северный Донец и захватить небольшой плацдарм.

В сложившейся обстановке командующий фронтом принял решение прикрыть обоянское направление. С этой целью он в ночь на 6 июля выдвинул на вторую полосу обороны 1-ю танковую армию генерала М. Е. Катукова, а также 5-й и 2-й гвардейские танковые корпуса, оперативно подчинённые 6-й гвардейской армии. Кроме того армия была усилена фронтовой артиллерией.

С утра 6 июля противник возобновил наступление на всех направлениях. На обоянском направлении он неоднократно бросал в атаки от 150 до 400 танков, но каждый раз встречал мощный огонь пехоты, артиллерии и танков. Лишь к исходу дня ему удалось вклиниться во вторую полосу нашей обороны.

На корочанском направлении в этот день противнику удалось завершить прорыв главной полосы обороны, но дальнейшее его продвижение было остановлено.

7 и 8 июля гитлеровцы вводом в сражение свежих резервов вновь попытались прорваться к Обояни, расширить прорыв в сторону флангов и углубить его в направлении Прохоровки. До 300 вражеских танков рвались на северо-восток. Однако все попытки врага были парализованы активными действиями 10-го и 2-го танковых корпусов, выдвинутых из резервов Ставки в район Прохоровки, а также активными действиями 2-й и 17-й воздушных армий. На корочанском направлении атаки противника были также отбиты. Контрудар, нанесённый 8 июля соединениями 40-й армии по левому флангу 4-й танковой армии противника, а частями 5-го и 2-го гвардейских танковых корпусов - по её левому флангу, значительно облегчил положение наших войск на обоянском направлении.

С 9 по 11 июля противник ввёл в сражение дополнительные резервы и любой ценой стремился прорваться вдоль белгородского шоссе к Курску. На помощь 6-й гвардейской и 1-й танковой армиям командование фронта своевременно выдвинуло часть своей артиллерии. Кроме того, для прикрытия обоянского направления был перегруппирован из района Прохоровки 10-й танковый корпус и нацелены основные силы авиации, а для усиления правого фланга 1-й танковой армии был перегруппирован 5-й гвардейский танковый корпус. Совместными усилиями сухопутных войск и авиации почти все атаки врага были отбиты. Только 9 июля в районе Кочетовки танкам противника удалось прорваться к третьей полосе нашей обороны. Но против них были выдвинуты две дивизии 5-й гвардейской армии Степного фронта и передовые танковые бригады 5-й гвардейской танковой армии, которые остановили продвижение вражеских танков.

В наступлении противника явно назрел кризис. Поэтому председатель ставки ВГК маршал А. М. Василевский и командующий Воронежским фронтом генерал Н. Ф. Ватутин решили с утра 12 июля нанести контрудар из района Прохоровки силами 5-й гвардейской армии генерала А. С. Жданова и 5-й гвардейской танковой армии генерала П. А. Ротмистрова, а также силами 6-й гвардейской и 1-й танковой армий в общем направлении на Яковлево с целью окончательного разгрома вклинившейся группировки противника. С воздуха контрудар должны были обеспечивать основные силы 2-й и 17-й воздушных армий.

С утра 12 июля войска Воронежского фронта начали контрудар. Основные события развернулись в районе железнодорожной станции Прохоровка (на линии Белгород - Курск, в 56 км к северу от Белгорода), где произошло самое крупное встречное танковое сражение второй мировой войны между наступавшей танковой группировкой противника (4-я танковая армия, оперативная группа "Кемпф") и наносившими контрудар советскими войсками (5-я гвардейская танковая армия, 5-я гвардейская армия). С обеих сторон в сражении одновременно участвовало до 1200 танков и самоходных орудий. Авиационную поддержку ударной группировки противника осуществляла авиация группы армий "Юг". По противнику удары с воздуха наносили 2-я воздушная армия, части 17-й воздушной армии, авиация дальнего действия (произведено около 1300 самолёто-вылетов). За день боя противник потерял до 400 танков и штурмовых орудий, свыше 10 тыс. человек. Не достигнув намеченной цели - захватить Курск с юго-востока, противник (продвинулся на южном фасе Курского выступа максимально до 35 км) перешёл к обороне.

12 июля наступил перелом в битве под Курском. По приказу Ставки ВГК войска Западного и Брянского фронтов перешли в наступление на орловском направлении. Гитлеровское командование вынуждено было отказаться от наступательных планов и 16 июля начало отводить свои войска в исходное положение. Войска Воронежского, а с 18 июля и Степного фронтов перешли к преследованию противника и к исходу 23 июля вышли в основном на рубеж, который занимали к началу оборонительного сражения.

 2. Орловская наступательная операция (12 июля - 18 августа 1943 г.).

Орловский выступ обороняли войска 2-й танковой и 9-й полевой армий, входившие в группу "Центр". В них насчитывалось 27 пехотных, 10 танковых и моторизованных дивизий. Здесь противник создал сильную оборону, тактическая зона которой состояла из двух полос общей глубиной 12 - 15 км. Они имели развитую систему траншей, ходов сообщения и большое количество бронированных огневых точек. В оперативной глубине был подготовлен ряд промежуточных оборонительных рубежей. Общая глубина его обороны на орловском плацдарме достигала 150 км.

Орловскую группировку врага Ставка ВГК поручала разгромить войскам левого крыла Западного фронта и главным силам Брянского и Центрального фронтов. Замысел операции сводился к тому, чтобы встречными ударами с севера, востока и юга в общем направлении на Орёл рассечь вражескую группировку на отдельные части и уничтожить её.

Западный фронт (командующий генерал В. Д. Соколовский) получил задачу нанести главный удар войсками 11-й гвардейской армии из района юго-западнее Козельска на Хотынец, не допустить отхода гитлеровских войск из Орла на запад и во взаимодействии с другими фронтами уничтожить их; частью сил совместно с 61-й армией Брянского Фронта окружить и уничтожить болховскую группировку врага; вспомогательный удар нанести войсками 50-й армии на Жиздру.

Брянский фронт (командующий генерал М. М. Попов) должен был нанести главный удар войсками 3-й и 63-й армий из района Новосиль на Орёл, а вспомогательный - силами 61-й армии на Болхов.

Центральный фронт имел задачу ликвидировать вклинившуюся группировку противника севернее Ольховатки, в последующем развивать удар на Кромы и во взаимодействии с войсками Западного и Брянского фронтов завершить разгром противника в орловском выступе.

Подготовка операции во фронтах проводилась с учётом того, что им предстояло впервые прорвать подготовленную и глубоко эшелонированную оборону противника и развить тактический успех в высоких темпах. Для этого осуществлялось решительное массирование сил и средств, глубже эшелонировались боевые порядки войск, в армиях создавались эшелоны развития успеха в составе одного-двух танковых корпусов, наступление предусматривалось вести днём и ночью.

Например, при общей ширине полосы наступления 11-й гвардейской армии 36 км решительное массирование сил и средств было достигнуто на 14-километровом участке прорыва, что обеспечило рост оперативно-тактических плотностей. Средняя плотность артиллерии на участке прорыва армии достигала 185, а в 8-м гвардейском стрелковом корпусе - 232 орудий и миномётов на 1 км фронта. Если полосы наступления дивизий в контрнаступлении под Сталинградом колебались в пределах 5 км, то в 8-м гвардейском стрелковом полку они были сужены до 2 км. Новым по сравнению с контрнаступлением под Сталинградом было и то, что боевой порядок стрелковых корпусов, дивизий, полков и батальонов строился, как правило, в два, а иногда и в три эшелона. Это обеспечивало наращивание силы удара из глубины и своевременное развитие наметившегося успеха.

Характерным в использовании артиллерии являлось создание в армиях артиллерийских групп разрушения и дальнего действия, групп гвардейских миномётов и зенитно-артиллерийских групп. В графике артиллерийской подготовки в некоторых армиях стал предусматриваться период пристрелки и разрушения.

Произошли изменения в использовании танков. В состав танковых групп непосредственной поддержки пехоты (НПП) впервые были включены полки самоходной артиллерии, которые должны были наступать за танками и поддерживать их действия огнём своих орудий. При этом в некоторых армиях танки НПП придавались не только стрелковым дивизиям первого, но и второго эшелона корпуса. Танковые корпуса составляли подвижные группы армий, а танковые армии намечалось впервые использовать как подвижные группы фронтов.

Боевые действия наших войск должны были поддержать более 3 тыс. самолётов 1, 15 и 16-й воздушных армий (командующие генералы М. М. Громов, Н. Ф. Науменко, С. И. Руденко) Западного, Брянского и Центрального фронтов, а также авиация дальнего действия.

На авиацию возлагались задачи: прикрыть войска ударных группировок фронтов в ходе подготовки и ведения операций; подавить узлы сопротивления на переднем крае и в ближайшей глубине и нарушить систему управления войсками противника на период авиационной подготовки; с началом атаки непрерывно сопровождать пехоту и танки; обеспечить ввод в сражение танковых соединений и их действия в оперативной глубине; вести борьбу с подходящими резервами противника.

Контрнаступлению предшествовала большая подготовительная работа. Во всех фронтах были хорошо оборудованы исходные районы для наступления, осуществлена перегруппировка войск, созданы большие запасы материально-технических средств. За сутки до наступления во фронтах была проведена разведка боем передовыми батальонами, которая позволила уточнить истинное начертание переднего края обороны противника, а на отдельных участках - захватить переднюю траншею.

Утром 12 июля после мощной авиационной и артиллерийской подготовки, продолжавшейся около трёх часов, войска Западного и Брянского фронтов перешли в наступление. Наибольший успех был достигнут на направлении главного удара Западного фронта. К середине дня войска 11-й гвардейской армии (командующий генерал И. Х. Баграмян), благодаря своевременному вводу в бой вторых эшелонов стрелковых полков, отдельных танковых бригад, прорвали главную полосу обороны противника и форсировали реку Фомина. Чтобы быстрее завершить прорыв тактической зоны противника, во второй половине дня 12 июля в сражение был введён в направлении на Болхов 5-й танковый корпус. С утра второго дня операции в бой вступили вторые эшелоны стрелковых корпусов, которые совместно с танковыми частями, обходя сильные опорные пункты врага, при активной поддержке артиллерии и авиации к середине 13 июля завершили прорыв второй полосы его обороны.

После завершения прорыва тактической зоны обороны противника 5-й танковый корпус и введённый в прорыв правее его 1-й танковый корпус совместно с передовыми отрядами стрелковых соединений перешли к преследованию врага. К утру 15 июля они вышли к реке Вытебеть и с ходу форсировали её, а к исходу следующего дня перерезали дорогу Болхов - Хотынец. Чтобы задержать их продвижение, противник подтянул резервы и нанёс ряд контрударов.

В этой обстановке командующий 11-й гвардейской армией перегруппировал с левого фланга армии 36-й гвардейский стрелковый корпус и выдвинул сюда переданный из резерва фронта 25-й танковый корпус. Отразив контрудары противника, войска 11-й гвардейской армии возобновили наступление и к 19 июля продвинулись до 60 км, расширив прорыв до 120 км и охватив левый фланг болховской группировки врага с юго-запада.

С целью развития операции Ставка ВГК усилила западный фронт 11-й армией (командующий генерал И. И. Федюнинский). После длительного марша армия 20 июля в неполном составе с ходу была введена в сражение в стык между 50-й и 11-й гвардейской армиями в направлении Хвостовичи. За пять дней она сломила упорное сопротивление противника и продвинулась на 15 км.

Чтобы окончательно разгромить врага и развить наступление, командующий Западным фронтом в середине дня 26 июля ввёл в сражение в полосе 11-й гвардейской армии переданную ему из резерва Ставки 4-ю танковую армию (командующий генерал В. М. Баданов).

Имея оперативное построение в два эшелона, 4-я танковая армия после непродолжительной артиллерийской подготовки при поддержке авиации перешла в наступление на Болхов, а затем нанесла удар на Хотынец и Карачев. За пять дней она продвинулась на 12 - 20 км. Ей пришлось прорвать заранее занятые вражескими войсками промежуточные оборонительные рубежи. Своими действиями 4-я танковая армия способствовала 61-й армии Брянского фронта в освобождении г. Болхова.

30 июля войска левого крыла Западного фронта (11-я гвардейская, 4-я танковая, 11-я армии и 2-й гвардейский кавалерийский корпус) в связи с подготовкой Смоленской наступательной операции были переданы в подчинение Брянского фронта.

Наступление Брянского фронта развивалось значительно медленнее, чем Западного. Войска 61-й армии под командованием генерала П. А. Белова совместно с 20-м танковым корпусом прорвали оборону противника и, отражая его контратаки, 29 июля освободили Болхов.

Войска 3-й и 63-й армий с введённым в сражение в середине второго дня наступления 1-м гвардейским танковым корпусом к исходу 13 июля завершили прорыв тактической зоны обороны врага. К 18 июля они подошли к реке Олешня, где на тыловом оборонительном рубеже встретили ожесточённое сопротивление противника.

В целях ускорения разгрома орловской группировки врага Ставка ВГК передала Брянскому фронту из своего резерва 3-ю гвардейскую танковую армию (командующий генерал П. С. Рыбалко). Утром 19 июля она при поддержке соединений 1-й и 15-й воздушных армий и дальней авиации перешла в наступление с рубежа Богданово, Подмаслово и, отразив сильные контратаки противника, к исходу дня прорвала его оборону на реке Олешня. В ночь на 20 июля танковая армия, осуществив перегруппировку, нанесла удар в направлении Отрады, содействовав Брянскому фронту в разгроме мценской группировки врага. С утра 21 июля, после перегруппировки сил, армия нанесла удар на Становой Колодезь и 26 июля овладела им. На следующий день она была передана Центральному фронту.

Наступление войск Западного и Брянского фронтов вынудило противника оттянуть часть сил орловской группировки с курского направления и тем самым создало благоприятную обстановку для перехода в контрнаступление войск правого крыла Центрального фронта. К 18 июля они восстановили прежнее положение и продолжали продвигаться в направлении Кромы.

К концу июля войска трёх фронтов охватили орловскую группировку противника с севера, востока и юга. Немецко-фашистское командование, стремясь предотвратить угрозу окружения, 30 июля начало отвод всех своих войск с орловского плацдарма. Советские войска перешли к преследованию. Утром 4 августа войска левого крыла Брянского фронта ворвались в Орёл и к утру 5 августа освободили его. В этот же день был освобождён войсками Степного фронта Белгород.

Овладев Орлом, наши войска продолжали наступление. 18 августа они вышли на линию Жиздра, Литиж. В результате орловской операции было разгромлено 14 дивизий противника (в том числе 6 танковых)

 3. Белгородско-Харьковская наступательная операция (3 - 23 августа 1943 г.).

Белгородско-харьковский плацдарм обороняла 4-я танковая армия и оперативная группа "Кемпф". В их составе насчитывалось 18 дивизий, в том числе 4 танковые. Здесь противник создал 7 оборонительных рубежей общей глубиной до 90 км, а так же 1 обвод вокруг Белгорода и 2 - вокруг Харькова.

Замысел ставки ВГК заключался в том, чтобы мощными ударами войск смежных крыльев Воронежского и степного фронтов рассечь противостоявшую группировку противника на две части, в последующем глубоко охватить её в районе Харькова и во взаимодействии с 57-й армией Юго-Западного фронта уничтожить.

Войска Воронежского фронта главный удар наносили силами двух общевойсковых и двух танковых армий из района северо-восточнее Томаровки на Богодухов, Валки, в обход Харькова с запада, вспомогательный, также силами двух общевойсковых армий, из района Пролетарского в направлении на Боромлю, с целью прикрытия главной группировки с Запада.

Степной фронт под командованием генерала И. С. Конева главный удар наносил войсками 53-й и частью сил 69-й армий из района северо-западнее Белгорода на Харьков с севера, вспомогательный - силами 7-й гвардейской армии из района юго-восточнее Белгорода в западном направлении.

По решению командующего Юго-Западным фронтом генерала Р. Я. Малиновского 57-я армия наносила удар из района Мартовой на Мерефу, охватывая Харьков с юго-востока.

С воздуха наступление войск Воронежского и Степного фронтов обеспечивали соответственно 2-я и 5-я воздушные армии генералов С. А. Красовского и С. К. Горюнова. Кроме того, привлекалась часть сил авиации дальнего действия.

Командование Воронежского и Степного фронтов для достижения успеха прорыва обороны противника решительно массировало силы и средства на направлениях своих главных ударов, что позволило создать высокие оперативные плотности. Так, в полосе 5-й гвардейской армии Воронежского фронта они достигали 1,5 км на стрелковую дивизию, 230 орудий и миномётов и 70 танков и САУ на 1 км фронта.

В планировании использования артиллерии и танков имелись характерные особенности. Артиллерийские группы разрушения создавались не только в армиях, но и в корпусах, действовавших на главных направлениях. Отдельные танковые и механизированные корпуса предусматривалось использовать в качестве подвижных групп армий, а танковые армии - подвижной группы Воронежского фронта, что было новым в военном искусстве.

Танковые армии планировалось вводить в сражение в полосе наступления 5-й гвардейской армии. Они должны были действовать в направлениях: 1-я танковая армия - Богодулов, 5-я гвардейская танковая армия - Золочев и к исходу третьего-четвёртого дня операции выйти в район Валки, Люботин, тем самым отрезав пути отхода харьковской группировки врага на запад.

Артиллерийское и инженерное обеспечение ввода танковых армий в сражение возлагалось на 5-ю гвардейскую армию.

Для авиационного обеспечения каждой танковой армии выделялось по одной штурмовой и истребительной авиационной дивизии.

В подготовке операции поучительным являлось осуществление дезинформации противника об истинном направлении главного удара наших войск. С 28 июля по 6 августа 38-я армия, действовавшая на правом крыле Воронежского фронта, умело имитировала сосредоточение крупной группировки войск на сумском направлении. Немецко-фашистское командование не только стало наносить бомбовые удары по районам ложного сосредоточения войск, но и держало на этом направлении значительное количество своих резервов.

Особенностью являлось и то, что операция готовилась в ограниченные сроки. Тем не менее войска обоих фронтов сумели подготовиться к наступлению и обеспечить себя необходимыми материальными средствами.

3 августа после мощной артиллерийской подготовки и ударов авиации войска фронтов при поддержке огневого вала перешли в наступление и успешно прорвали первую позицию противника. С вводом в бой вторых эшелонов полков была прорвана вторая позиция. Для наращивания усилий 5-й гвардейской армии были введены в бой передовые танковые бригады корпусов первого эшелона танковых армий. Они совместно со стрелковыми дивизиями завершили прорыв главной полосы обороны противника. Вслед за передовыми бригадами были введены в сражение главные силы танковых армий. К исходу дня они преодолели вторую полосу вражеской обороны и продвинулись в глубину на 12 - 26 км, тем самым разобщив томаровский и белгородский узлы сопротивления противника.

Одновременно с танковыми армиями в сражение были введены: в полосе 6-й гвардейской армии - 5-й гвардейский танковый, а в полосе 53-й армии - 1-й механизированный корпуса. Они совместно со стрелковыми соединениями сломили сопротивление врага, завершили прорыв главной полосы обороны и к исходу дня подошли ко второй оборонительной полосе. Прорвав тактическую зону обороны и разгромив ближайшие оперативные резервы, главная ударная группировка Воронежского фронта с утра второго дня операции перешла к преследованию противника.

4 августа войска 1-й танковой армии из района Томаровки начали развивать наступление на юг. Её 6-й танковый и 3-й механизированный корпуса, имея впереди усиленные танковые бригады, к середине дня 6 августа продвинулись на 70 км. Во второй половине следующего дня 6-й танковый корпус освободил Богодухов.

5-я гвардейская танковая армия, обойдя с запада узлы сопротивления врага, нанесла удар на Золочев и 6 августа ворвалась в город.

К этому времени войска 6-й гвардейской армии овладели сильным узлом обороны противника Томаровкой, окружили и уничтожили его борисовскую группировку. Большую роль в этом сыграли 4-й и 5-й гвардейские танковые корпуса. Развивая наступление в юго-западном направлении, они обошли борисовскую группировку немцев с запада и востока, а 7 августа стремительным ударом с ходу ворвались в Грайворон, тем самым отрезав врагу пути отхода на запад и юг. Этому способствовали действия вспомогательной группировки Воронежского фронта, перешедшей в наступление утром 5 августа на своём направлении.

Войска Степного фронта, завершив 4 августа прорыв тактической зоны обороны противника, к исходу следующего дня штурмом овладели Белгородом, после чего начали развивать наступление на Харьков. К исходу 7 августа фронт прорыва наших войск достиг 120 км. Танковые армии продвинулись на глубину до 100 км, а общевойсковые - до 60 - 65 км.

Войска 40-й и 27-й армий, продолжая развивать наступление, к 11 августа вышли на рубеж Бромля, Тростянец, Ахтырка. Рота 12-й гвардейской танковой бригады во главе с капитаном И. А. Терещуком 10 августа ворвалась в Ахтырку, где была окружена противником. В течение двух суток советские танкисты без связи с бригадой находились в осаждённых танках, отбивая яростные атаки фашистов, пытавшихся захватить их живыми. За два дня боёв рота уничтожила 6 танков, 2 самоходные пушки, 5 броневиков и до 150 солдат и офицеров противника. С двумя уцелевшими танками капитан Терещук с боем вышел из окружения и вернулся в свою бригаду. За решительные и умелые действия в бою капитану И. А. Терещуку было присвоено звание Героя Советского Союза.

Главные силы 1-й танковой армии к 10 августа достигли рубежа реки Мерчик. 5-я гвардейская танковая армия после овладения городом Золочев была переподчинена Степному фронту и начала перегруппировку в район Богодухова.

Продвигаясь за танковыми армиями, войска 6-й гвардейской армии к 11 августа вышли северо-восточнее Краснокутска, а 5-я гвардейская армия охватила Харьков с запада. Войска Степного фронта к этому времени подошли к внешнему оборонительному обводу Харькова с севера, а 57-я армия, переданная этому фронту 8 августа, - с востока и юго-востока.

Немецко-фашистское командование, опасаясь окружения харьковской группировки, к 11 августа сосредоточило восточнее Богодухова три танковые дивизии ("Рейх", "Мёртвая голова", "Викинг") и утром 12 августа нанесло контрудар по наступающим войскам 1-й танковой армии в общем направлении на Богодухов. Развернулось встречное танковое сражение. В ходе его противник потеснил соединения 1-й танковой армии на 3 - 4 км, но прорваться к Богодухову не смог. С утра 13 августа были введены в сражение основные силы 5-й гвардейской танковой, 6-й и 5-й гвардейских армий. Сюда же были направлены главные силы фронтовой авиации. Она вела разведку и проводила операции по срыву железнодорожных и автомобильных перевозок гитлеровцев, содействовала общевойсковым и танковым армиям в отражении контрударов немецко-фашистских войск. К исходу 17 августа наши войска окончательно сорвали контрудар противника с юга на Богодухов.

Однако немецко-фашистское командование не отказалось от своего замысла. Утром 18 августа оно из района Ахтырки тремя танковыми и моторизованной дивизиями нанесло контрудар и прорвало фронт 27-й армии. Против этой группировки врага командующий Воронежским фронтом выдвинул 4-ю гвардейскую армию, переданную из резерва Ставки ВГК, 3-й механизированный и 6-й танковый корпуса 1-й танковой армии из района Богодухова, а также использовал 4-й и 5-й отдельные гвардейские танковые корпуса. Эти силы ударами по флангам противника к исходу 19 августа приостановили его продвижение с запада на Богодухов. Затем войска правого крыла Воронежского фронта нанесли удар в тыл ахтырской группировки немцев и полностью разгромили её.

В это же время войска Воронежского и Степного фронтов начали штурм Харькова. В ночь на 23 августа соединения 69-й и 7-й гвардейской армий овладели городом.

Войска Воронежского и Степного фронтов разгромили 15 дивизий врага, продвинулись в южном и юго-западном направлении на 140 км, подошли вплотную к донбасской группировке противника. Советские войска освободили Харьков. За время оккупации и боёв гитлеровцы уничтожили в городе и области (по неполным данным) около 300 тыс. мирных жителей и военнопленных, около 160 тыс. человек угнаны в Германию, разрушили 1600 тыс. м2 жилья, свыше 500 промышленных предприятий, все культурно-просветительские, медицинские и коммунальные учреждения.

Таким образом, советские войска завершили разгром всей белгородско-харьковской группировки противника и заняли выгодное положение для перехода в общее наступление с целью освобождения Левобережной Украины и Донбасса.

Контрнаступление Красной Армии под Курском завершилось для нас выдающейся победой. Врагу были нанесены невосполнимые потери, сорваны все его попытки удержать стратегические плацдармы в районах Орла и Харькова.

Успех контрнаступления был обеспечен прежде всего умелым выбором момента перехода наших войск в наступление. Оно началось в условиях, когда основные ударные группировки немцев понесли огромные потери и в их наступлении определился кризис. Успех был обеспечен также умелой организацией стратегического взаимодействия между группами фронтов, наступавшими на западном и юго-западном, а также на других направлениях. Это не давало возможности немецко-фашистскому командованию осуществлять перегруппировки войск на опасные для него направления.

Огромное влияние на успех контрнаступления оказали ранее созданные на курском направлении крупные стратегические резервы Ставки ВГК, использованные для развития наступления фронтов.

Советские войска впервые решили задачу прорыва заблаговременно подготовленной, глубоко эшелонированной обороны противника и последующего развития оперативного успеха. Это было достигнуто благодаря созданию мощных ударных группировок во фронтах и армиях, массированию сил и средств на участках прорыва и наличия во фронтах танковых объединений, а в армиях - крупных танковых (механизированных) соединений.

Перед началом контрнаступления шире, чем в предыдущих операциях, проводилась разведка боем, при этом не только усиленными ротами, но и передовыми батальонами.

В ходе контрнаступления фронты и армии получили опыт отражения контрударов крупных танковых группировок противника. Оно осуществлялось при тесном взаимодействии всех родов войск и авиации. Чтобы остановить противника и разгромить его наступавшие войска, фронты и армии частью сил переходили к жёсткой обороне с одновременным нанесением мощного удара во фланг и тыл контрударной группировке врага. В результате увеличения количества боевой техники и средств усиления тактические плотности наших войск в контрнаступлении под Курском возросли в сравнении с контрнаступлением под Сталинградом в 2 - 3 раза.

Новым в области тактики наступательного боя явился переход частей и соединений от одноэшелонных к глубоко эшелонированным боевым порядкам. Это оказалось возможным в связи с сужением их участков и полос наступления.

В контрнаступлении под Курском совершенствовались способы применения родов войск и авиации. В более крупных масштабах использовались танковые и механизированные войска. Плотность танков НПП по сравнению с контрнаступлением под Сталинградом повысилась и составляла 15 - 20 танков и САУ на 1 км фронта. Однако при прорыве сильной глубоко эшелонированной обороны противника такие плотности оказались недостаточными. Танковые и механизированные корпуса стали основным средством развития успеха общевойсковых армий, а танковые армии однородного состава - эшелоном развития успеха фронта. Применение их для завершения прорыва заранее подготовленной позиционной обороны было вынужденной мерой, зачастую приводило к значительным потерям танков, к ослаблению танковых соединений и объединений, но в конкретных условиях обстановки себя оправдало. Впервые под Курском широко применялись самоходно-артиллерийские полки. Опыт показал, что они явились эффективным средством поддержки наступления танков и пехоты.

Имелись особенности и в применении артиллерии: значительно возросли на направлении главного удара плотности орудий и миномётов; был ликвидирован разрыв между концом артподготовки и началом поддержки атаки; армейские артиллерийские группы по количеству корпусов первого эшелона стали делиться на подгруппы; в стрелковом полку наряду с группой поддержки пехоты создавалась группа для стрельбы прямой наводкой.

Главными задачами инженерных войск являлись работы по разграждению, восстановлению и строительству дорог и мостов, по разминированию минных полей, по прикрытию флангов, закреплению захваченных рубежей и обеспечению форсирования водных преград.

ВВС окончательно завоевали господство в воздухе и нанесли невосполнимые потери авиации противника. Они использовались над полем боя в тесном взаимодействии с наземными войсками.

Битва под Курском явилась главным событием летне-осенней кампании второго периода Великой Отечественной войны.

Из 70 дивизий противника, участвовавших в этой битве, Красная Армия разгромила 30 дивизий, в том числе 7 танковых, уничтожила свыше 3500 самолётов. Были созданы условия для перехода наших войск в общее наступление на большей части советско-германского фронта. Сокрушительный разгром гитлеровских войск на Курской дуге завершил коренной перелом в ходе войны.

В итоге битвы под Курском советские войска сломили становой хребет немецко-фашистской армии, сорвали её попытки взять реванш за поражение под Сталинградом и заставили окончательно перейти к стратегической обороне. Советские Вооружённые Силы прочно захватили стратегическую инициативу. Завершился коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны в пользу СССР.

Битва под Курском заставила немецко-фашистское командование снять со Средиземноморского театра военных действий крупные соединения войск и авиации, что позволило американо-английским войскам провести операцию в Италии и в конечном итоге предрешило выход этой страны из войны. Поражение под Курском подорвало моральный дух немецко-фашистской армии, обострило кризис внутри гитлеровского агрессивного блока.

В покорённых фашистскими войсками странах ещё больше стало развёртываться национально-освободительное движение.

За проявленные отвагу и героизм в битве под Курском более 100 тыс. солдат, офицеров и генералов Красной Армии было награждено орденами и медалями, 180 особо отличившихся воинов удостоились звания Героя Советского Союза.

Танковое сражение под прохоровкой

12 июля в 8.30 главные силы немецких войск в составе моторизованных дивизий СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер», «Рейх» и «Мертвая голова», насчитывавших до 500 танков и штурмовых орудий, включая 42 «Тигра», перешли в наступление в направлении станции Прохоровка. В то же самое время после 15–минутной артподготовки немецкая группировка была атакована основными силами 5–й гвардейской танковой армии. Ею командовал генерал Ротмистров. Из воспоминаний маршала бронетанковых войск Павла Ротмистрова: "Утром 12 июля с группой офицеров я находился на наблюдательном пункте, с которого хорошо было видно поле будущего сражения. К шести часам утра командиры корпусов доложили, что их соединения и части заняли исходные рубежи и к бою готовы. В первые же минуты сражения, поднимая черные тучи пыли и дыма, навстречу друг другу ринулись две могучие лавины танков. На небольшом пространстве в районе Прохоровки с обеих сторон одновременно участвовало 1500 танков. Так разгорелось крупнейшее в истории войн, невиданное по размаху и ожесточению встречное танковое сражение. Широкое поле под Прохоровкой оказалось тесным для огромной массы сражающихся. Сражение длилось до позднего вечера. Сцепившись в один гигантский клубок, танки уже не могли разойтись. На поле боя горели сотни танков и самоходных орудий, стоял страшный шум от скрежета гусениц, грохота снарядов, многие из которых, ударяясь в броню, с визгом летели в сторону.

Гитлеровское командование возлагало огромные надежды на «боевой сюрприз» для нашей Армии – новейшие тяжелые танки «Тигр», «Пантера» и самоходные орудия «Фердинанд». Однако наши воины, используя высокую маневренность отечественных танков, находили уязвимые места и умело расстреливали бронированных монстров. Снаряды, посылаемые с коротких расстояний, рвали броню «тигров». Внутри танков взрывались боеприпасы, многотонные башни отлетали на десятки метров. Тяжелый черный дым поднимался над землей. В этом сражении исключительно большое мужество и инициативу проявили младшие офицеры и солдаты. Привожу лишь один пример. Танковому взводу под командованием лейтенанта Бондаренко был отдан приказ выйти на помощь второй роте, оказавшейся в трудном положении. Развернув взвод, он ринулся вперед. Наперерез танку Бондаренко двигались два «Тигра», ведущие огонь. Умело маневрируя, Бондаренко поставил свой танк за один из горящих немецких танков. Фашисты были уверены, что советский танк горит. Тем временем командир взвода незаметно навел орудие и метким залпом поджег один из «тигров»".

Своими воспоминаниями о различных этапах Курской битвы делятся ее участники. Для них она началась около деревни Поныри. Вспоминает генерал–майор Михаил Овсянников: "Когда сражение за Поныри было проиграно немцами, то тут наступил коренной перелом во всей Курской битве. И вот для того, чтобы боевую ситуацию как–то повернуть по–другому, в свою пользу, немцы и ввели танковые войска под Прохоровкой". А другой генерал, также участник Курской битвы Александр Губенко, соглашаясь с Овсянниковым, лишь добавляет: «Там был, собственно говоря, настоящий ад. Мы его видели – дым, грохот, рев». Бой шел не только на земле, но и в воздухе. Над танками сражались советские и немецкие самолеты. Вой объятых пламенем машин, несущихся в последнем пике, гром взрывов на земле, все слилось в этот день в один сплошной несмолкающий гул. Ожесточенное танковое сражение, в котором обе стороны понесли тяжелые потери, длилось один жаркий июльский день. Оно закончилось полным поражением главной ударной группировки немецких войск. Теперь она не сможет продвинуться вперед ни на один километр. Один из участников этого сражения, удостоенный звания Героя Советского Союза, Евгений Шкурдалов вспоминал позднее: "Боевые порядки перемешались. От прямого попадания снарядов танки взрывались на полному ходу. Срывало башни, летели в стороны гусеницы. Отдельных выстрелов слышно не было. Стоял сплошной грохот. Были мгновения, когда в дыму свои и немецкие танки мы различали только по силуэтам. Из горящих машин выскакивали танкисты и катались по земле, пытаясь сбить пламя".

В конечном итоге фашистский танковый кулак был полностью разгромлен. Их танки были превращены в металлолом. Правда, победа в битве на Курской дуге делалась дорогой ценой. Так, на одном из участков фронта противник нанес чудовищной силы удар. Прорвались триста фашистских танков. Их не смогли остановить наши артиллеристы. И тогда против бронированной лавины из «Тигров» и «Пантер» вышли люди. По свидетельству одного из участников того боя, чтобы ничего не мешало движению, они передвигались налегке. Сняв сапоги и гимнастерки. Они ползли по полю, открытые всем пулям и снарядам. Когда до танка оставались считанные метры, перед ним вырастала фигура солдата с противотанковой гранатой в руках. Швырнув ее под гусеницы, боец подрывал танк, а вместе с ним часто и себя. В этой смертельной дуэли живого, ничем не защищенного человека с многотонной бронированной машиной побеждал наш солдат. Вспоминает маршал Павел Ротмистров, герой сражения под Прохоровкой: "Сильные сознанием своего великого долга перед Родиной, стремлением любой ценой выполнить поставленную задачу, полные беззаветной храбрости, мужественно бились с врагами воины–гвардейцы, шаг за шагом тесня противника, нанося ему огромный урон в живой силе и технике.

Весь день до наступления темноты не ослабевало ожесточенное сражение. Многих своих героев потеряла в тот день наша 5–я гвардейская танковая… Танкисты бились насмерть. Сражались в горящих машинах. Шли на таран… За один день сражения под Прохоровкой 5–ая Гвардейская танковая армия уничтожила около четырехсот танков противника, из них 70 «тигров», 158 орудий и минометов, более трехсот автомашин, более трех тысяч пятисот солдат и офицеров. Главная вражеская группировка, наступавшая на Прохоровку, была разгромлена. Враг понес невосполнимые потери. Это сражение было проиграно фашистскими войсками. Командующего эсэсовским танковым корпусом обергруппенфюрера Хауссера немедленно отстранили от командования, объявив его виновником неудачи на курском направлении. В ходе сражения с обеих сторон вышло из строя свыше 700 танков. Всюду на поле боя виднелись тела убитых, искореженные танки, раздавленные орудия, бесчисленные воронки. И ни одной зеленой былинки – сплошь выжженная, черная, дымящаяся земля. И так на протяжении 10–12 километров на всю глубину нашей атаки".

Так в Прохоровской битве был уничтожен цвет немецких танковых войск. От этого поражения они так и не оправились до самого конца войны. Опытнейшие экипажи и лучшие командиры–танкисты немецкой армии навсегда остались в полях под Курском.





Hosted by uCoz